Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:22 

"Об экспериментах", гл. 4

Marineta
Я бы хотела, чтобы мне было тридцать шесть лет и я носила чёрное атласное платье и жемчужное ожерелье (с)
Гермиона вернулась в свою комнату около половины третьего ночи и в очередной раз порадовалась тому, что теперь живет одна. Чутко спящая Лаванда наверняка бы сделала ей замечание, а потом все утро при моральной поддержке Парвати изображала жертву длительного недосыпания. Сейчас в комнате был только Живоглот, занявший обе подушки. Подвинув кота, Гермиона легла в постель и задумалась.
Этот неожиданный обход обеспечил ей интересную тему. С девчонками-рейвенкловками все было более-менее ясно. Экспериментаторши мелкие! С одной стороны, их можно было бы и понять, но с другой… А вот о том, что «с другой стороны», с ними завтра и надо побеседовать.
Мысли Гермионы занимали слизеринцы. Красавчик и ловелас Блейз Забини, подвид слизеринец неагрессивный, явление не то чтобы редкое, но лично Гермионой малоизученное. Она почти не общалась с представителями этого факультета, потому что не хотела услышать резкую отповедь или подставить приятеля перед другими «змейками». Забини оказался… нормальным? Гермиона, как староста и человек непредвзятый и справедливый, не демонизировала чистокровных и слизеринцев. Но и не предполагала, что с людьми вроде Забини бывает так легко.
Малфой, заклятый друг ее детства. Тот, от кого она впервые услышала слово «грязнокровка». Единственный слизеринец, с которым у нее был серьезный конфликт, дошедший до драки. Буллстроуд не считалась, тогда их обеих подвела детская эмоциональность. А вот Малфою на третьем курсе просто хотелось дать по морде. Как он ее тогда достал! Впрочем, тот удар не помог поставить мозги юного слизеринца на место. Чтобы Малфой начал самостоятельно думать и изменил свое поведение, потребовались куда более серьезные потрясения.
Нападение на Отдел Тайн – первая акция возродившегося Лорда Волдеморта – окончилось провалом. Оглушительным. Гарри с друзьями и восстановленный Орден Феникса, не потеряв ни одного бойца, смогли задержать Алекто Кэрроу и Люциуса Малфоя, а Мальсибер и Яксли были убиты. После этого Фадж признал, что Темный Лорд вернулся, по домам Пожирателей начали проводить рейды, установили какой-никакой контроль передвижений магов, прошерстили лавки Лютного. А Тот-Кого-Нельзя-Называть затаился. Первая же стычка, надо полагать, показала ему, насколько изменились за эти годы его ярые сторонники. Одни заплыли жирком в домашнем уюте, другие оставили здоровье в Азкабане. Слабая реакция, малая скорость, потеря навыков работы в группе. А молодежь не хотела присоединяться к Пожирателям: те, чьи детство и школьные годы пришлись на время после победы, любили безопасность и тишину, а у отребья и мелких бандитов был корыстный интерес, который Лорд удовлетворить не мог.
Отец Драко уже около года отдыхает в Азкабане, без дементоров, но приятного, вероятно, мало. За это время младший Малфой изменился, и это было заметно даже Гермионе. Он стал задумчивым, каким-то более спокойным, на его лице часто появлялось удивленное выражение, как будто бы он заново открывал для себя какие-то истины. Драко стал учиться в полную силу, часами просиживая в библиотеке. Теперь его редко можно было увидеть с Гойлом и Крэббом.
Такой Малфой определенно лучше, чем тот высокомерный хорек, которым он был раньше. Работать с ним оказалось вполне комфортно.
Гермиона Грейнджер была честна с собой. Сейчас ей хотелось общаться с этими ребятами. С обоими. С ними могло быть интересно.
С этой мыслью Гермиона и заснула.
А утром умудрилась не услышать будильник. Она не любила такие ситуации. К счастью, день был выходной, и повезло никуда не опоздать, а завтрак домовики подавали чуть ли не до полудня. Гермиона привела себя в порядок и направилась в Большой зал.
Ввиду того, что большинство учеников уже поели, завтрак для сонь со всех факультетов выставляли на одном столе, хаффлпаффском.
Там она и застала компаньонов по маленькому ночному приключению. Забини читал очередной номер «Пророка», не забывая, впрочем, о пирожках с джемом на своей тарелке, а Малфой кромсал поданный на завтрак омлет с таким выражением лица, будто потрошил рогатых жаб. Неподалеку с «Вестником зельеварения» и порезанным дольками яблоком устроилась старшая Гринграсс. Гермиона поздоровалась со слизеринской компанией, пожелала всем приятного аппетита и осмотрела ассортимент блюд на столе. Меню выходного дня отличалось от будничного, по субботам и воскресеньям студентам подавали, например, кофе (в будни были только сок и чай, а жаль – не так бодрит перед уроками). Гермиона с удовольствием налила себе полную чашку любимого напитка и в дополнение к ней взяла из плетеной корзины плюшку, большую, ароматную и все еще теплую. Гермиона отметила, что Малфой посмотрел на ее завтрак как-то неодобрительно, хоть ничего и не сказал.
Разговор о ночном происшествии девушка решила начать, когда Малфой перешел к десерту. По опыту общения с Гарри и Роном, а также с собственным отцом, она знала, что с голодными мужчинами конструктивный диалог наладить сложно.
- Драко, по поводу случая на обходе… Дафна уже в курсе?
- Конечно, - кивнул Малфой.
Гринграсс оторвалась от журнала.
- Как ты их накажешь, Грейнджер? – спросила Гринграсс. Ее лицо приняло какое-то выжидательное и настороженное выражение. Старшая сестра собралась защищать младшую.
- По пять баллов с каждого любопытного носа, и хорошенько поговорим о технике безопасности. Я думаю, этого хватит, - пожала плечами Гермиона.
Дафна расслабилась, но в ее взгляде читалось удивление.
- И все? Я бы хотела присутствовать…
- И все. Приходи, конечно, так даже будет лучше.
- Я узнавал, все наши героини отдыхают еще в Больничном крыле. Сейчас закончим с завтраком и пойдем. А мне еще докладную писать… - Драко тяжело вздохнул.

Во владениях мадам Помфри старосты и их спутники увидели просто идиллическую сценку. Девочки были уже одеты, умыты и накормлены. Маленькие озорницы выпросили у колдомедика пергамент, порезали его на прямоугольники и нарисовали колоду карт, простых, не волшебных. Старшая из маглорожденных учила чистокровную подружку играть в переводного дурака.
При виде компании старшекурсников они шустро спрятали самодельные карты под подушку.
Дафна села на свободную койку, Блейз остановился у стены, старосты заняли табуреты для посетителей.
- Итак, леди, - ровным голосом начал Малфой, - вы знаете правила. За нахождение за пределами гостиной после отбоя полагается наказание. Благодарите Мерлина, что его назначает мисс Грейнджер. Пять баллов с каждой из вас, итого пятнадцать баллов с Рейвенкло. О вашем поведении будет сообщено декану. Но это еще не все… Мисс Грейнджер и мисс Гринграсс есть, что вам сказать. Небольшая беседа о технике безопасности.
Гермиона поймала себя на мысли, что в момент произнесения этой короткой речи Малфой был чертовски хорош. Холоден и официален, как и подобает Старосте при общении с нарушителями. Вот уж не повезет его будущим подчиненным, когда он будет отчитывать их таким тоном…
Чтобы не напугать девчушек до заикания, сама Гермиона говорила по возможности мягко. Она воздержалась от критики гаданий, как занятия, но еще раз затронула тему противопожарной безопасности.
- И еще, девочки, найдите во всех учебниках за первые три курса правила техники безопасности и сведите их в одном документе. Жду от вас свиток через десять дней, - идея этого наказания пришла ей в голову уже по ходу речи, и Гермиона посчитала, что это будет правильная и полезная мера. – На этом у меня все, а вот у мисс Гринграсс еще есть некоторые замечания.
Старосты покинули Больничное крыло и отправились в выделенный для них директором кабинет.
- Малфой, помочь с докладной? – спросила Гермиона.
- А у тебя нет какого-нибудь образца?
- Есть, но на имя Спраут… Но вообще единой формы не предусмотрено. Проще продиктовать.
- Давай.
- В верхнем правом углу: «Профессору Филиусу Флитвику, декану факультета Рейвенкло», - начала диктовать Гермиона, - дальше предлог «от» пропускаешь, ну ты и сам это знаешь… «Старосты Мальчиков Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, студента седьмого курса факультета Слизерин Драко Люциуса Малфоя…» Теперь отступи дюйм и напиши посередине листа «докладная записка». Точка.
- Готово.
- В полночь с пятницы на субботу, 13 сентября сего года, в ходе ежедневного планового патрулирования территории школы мною были выявлены следующие нарушения дисциплины, совершенные студентками вашего факультета.
Гермиона открыла папку со списками учеников.
- Секунду, я уточню их полные имена…
- Хорошо, Грейнджер… Только скажи, эти бумажки всегда такие многословные и официальные?
Гермиона тяжело вздохнула:
- Увы, официальным языком общения с администрацией является канцелярит…
Она листала списки в поисках младших курсов Рейвенкло и наблюдала за своим напарником.
«Драко Люциус Малфой» - сегодня Гермиона впервые произнесла его полное имя. А ведь оно красиво звучало, так аристократично… Хотелось повторить еще несколько раз, чтобы словно распробовать его. Иррациональное желание.
- Продолжаем? – спросила Гермиона.
- Угу, - кивнул ей напарник.
- Студентки факультета Рейвенкло Астория Адель Гринграсс (третий курс), Элизабет Джой Келли (второй курс) и Джулия Лорен Келли (первый курс) находились за пределами территории факультета, а именно в репетиционной комнате школьного хора. Там они производили опыты, связанные с прорицаниями, в результате чего сестры Келли потеряли сознание. Астория Гринграсс выбежала в коридор и звала на помощь. Староста девочек Гермиона Джин Грейнджер привела сестер Келли в чувство, после чего все три нарушительницы были отправлены в Больничное крыло, т.к. нуждались в осмотре колдомедика и успокоительных средствах. Старостами Школы было назначено следующее наказание: с Рейвенкло снято пятнадцать баллов, а также А. Гринграсс, Э. Келли и Дж. Келли обязаны в течение десяти дней выписать из учебников за первые три курса все правила техники безопасности, оформить единый перечень и сдать письменную работу Старосте девочек Гермионе Грейнджер… Ох, какое занудство… Записал? – если честно, Гермиона уже устала диктовать эти казенные фразы.
- Да. Давай передохнем минутку?
- Хорошо. Мы же к самому веселому подходим… Как бы повежливее сказать про эти дурацкие чары на входе…
- Да, задачка сложная. Мы же не можем выдать декану предписание…- Малфой ехидно усмехнулся.
На самом деле тема циркуляров и отчетности была для Гермионы Грейнджер очень болезненной. Директор Дамблдор был гениальным волшебником, а профессора, за исключением некоторых, мастерами своего дела и неплохими педагогами. Многие в свободное от преподавания время вели свои исследования и писали научные работы… Но администраторами они были в лучшем случае средненькими. И бумажную работу ненавидели страстно, увиливая от нее, как Рон Уизли от выполнения домашнего задания.
- А еще мы не можем обязывать и требовать. Только просить. Иногда мне кажется, что эти бумажки сведут меня с ума… Малфой, это какой-то ад! Я не понимаю, у нас тут что – школа, где детей учат, или Департамент бумагомарательства в Министерстве? Запрос на покупку, чек и накладная, инвентаризационный номер, отметка о применении в учебном процессе, учет в конце учебного года… Думаешь, это про рог единорога у Слагхорна? Черта с два! Это так Спраут горшки под рассаду покупает. Даже выкинуть хлам нельзя без акта списания!
- Что, правда? – с удивлением воззрился на Гермиону Малфой.
- Правда, - вздохнула она, - суровая правда жизни. Я не знаю, какие садисты пишут эти инструкции в Министерстве, но Школе предписано работать так. Другой вопрос, что учителя это не делают. Все самое веселое достается нам. Притом, заметь, в последний момент.
- Надо попросить ребят, чтобы на меня Империус наложили, когда придет время всем этим заниматься. Делать такое по своей воле я просто не смогу…
Малфой скроил такую уморительную гримасу, что девушка расхохоталась.
«Ну и шуточки у него, - подумала Гермиона. – Империус! Надо же придумать такое!»
Отсмеявшись, она предложила деловым тоном:
- Продолжим?
- Я сам. Кажется, придумал хорошую формулировку.
- Как скажешь…
Малфой писал что-то еще на листе пергамента, Гермиона рассеянно осматривала кабинет. Ее напарник тут редко бывал, поэтому только сейчас оно осознала, что рабочее помещение у них общее. Два стола сдвинуты вплотную так, чтобы сидеть лицом друг к другу, четыре стула и диванчик для посетителей, вешалка и зеркало у входа, книжный шкаф с полупустыми полками, каталожные ящики, большая часть содержимого которых подготовлена их предшественниками, доска для записок … За этот месяц на столе Малфоя не появилось ни письменных принадлежностей, ни перекидного календаря, ни блокнота – ничего, он не оставил на доске ни одной записки.
Зато на вешалке висел гермионин шарф, а книги и папки в шкафу были переставлены так, как удобнее ей самой. На одном из стульев для посетителей стояла коробка с бумагами, которые Гермионе надо было отправить разным адресатам, на ее же половине стола громоздились папки со списками учеников и планами закупок школы, а в верхнем ящике девушка хранила все тетрадки с бухгалтерией. И на пробковой доске для записок уже почти не осталось места, все заняли ее графики и расписания…
Действительно, зачем ему идти в этот кабинет, когда там безраздельно хозяйничает Грейнджер?
Гермиона знала, что напарнику приходится работать меньше, чем ей. Но устраивает ли его такое распределение ролей? Она не оставила места для Малфоя. Его ведь не воспринимают как полноправного и самостоятельного Старосту Школы, а амбициозному слизеринцу нужно признание и уважение. Этот парень не дискредитировал себя на их новой должности ни разу, в первой же экстренной ситуации он принял правильное решение.
«Драко Малфой имеет право проявить себя на этом посту, и я должна ему помочь», - решила Гермиона.


@темы: Я пишу, Фанфики, Драмиона

URL
Комментарии
2014-04-10 в 05:07 

Teo Dalma
Homines non odi, sed ejus vitia
Marineta, а как же пятая глава? Я уже извелась вся, ожидая ее ;)

   

Dramione, etc.

главная